Когда американцы нападут на Россиию
Лодочник
kgfdtgdgf
Россия не только каждый день фигурирует в новостях о военных операция то на территории Украины, то в Сирии, – она также сумела озадачить Пентагон. Новый воинственный стиль Кремля заставил Вашингтон спорить о том, какой должна быть американская армия и более того – какие цели она должна решать. Споры стали настолько бурными, что охватили даже Капитолийский холм: на этой неделе вопрос о будущем вооруженных сил страны будет обсуждаться в Сенате США. О том, на какие дебаты толкает американских политиков и военных Владимир Путин, пишет Politico.

Одну из сторон дискуссии представляет отставной полковник Дуглас Макгрегор, в прошлом участник одной из самых известных военных операций современности – «Бури в пустыне» (1991 год). Вскоре после победы коалиционных сил в Кувейте Макгрегор пришел к выводу, что если бы его солдаты сражались с более подготовленным и лучше вооруженным противником – например, российской армией – исход был бы совсем иной, и поэтому армия США нуждается в реорганизации и обновлении.

Полковник не оставляет эту мысль уже 25 лет. В прошлом месяце он распространил презентацию PowerPoint, в которой на 21 слайде расписал 4 сценария возможных сражений с современной Россией в балтийских странах (Пентагон считает этот регион наиболее вероятным местом столкновений за пределами Ближнего Востока). В двух из них американские силы оказываются раздавленными, в двух побеждают. Согласно анализу Макгрегора, исход сражения зависит от вида войск: обычные для армии США боевые бригады (Brigade Combat Teams, BCT) оказываются разгромленными; «разведывательно-ударные группы» (Reconnaissance Strike Groups, RSG, терминология Макгрегора) способны одержать верх. Этот разбор, утверждает полковник, показывает, насколько американской армии необходима реформа.

С противоположной позицией выступает генерал-лейтенант Герман Рэймонд Макмастер, в прошлом подчиненный Макгрегора, который сделал в армии карьеру и сейчас возглавляет центр по интеграции новых технологий в вооруженных силах. По версии Макмастера, возможная будущая война может оказаться не такой быстрой, как предполагает Макгрегор, – она может затянуться, как война в Афганистане или Ираке. А это значит, что армия должна быть крепкой и как можно лучше оснащенной, и нынешняя структура вооруженных сил подходит для этого куда лучше, чем быстрые легкие группы. «Это основа, и основа хорошая, – говорит Макмастер о BCT. – Она работает».По сути спор между Макгрегором и Макмастером – это дискуссия о том, способна ли армия США одержать верх над равным себе противником, сохраняя свою текущую структуру. Как показывает диспут, отмечает Politico, в этом сомневаются многие даже внутри Пентагона.

«Макгрегор до чертиков пугает армию, – цитирует Politico члена Комитета начальников штабов США. – Он предлагает заставить армию сменить огромного неуклюжего монстра на более легкие и подвижные силы. Готов поспорить, что ребята, отвечающие за бронированные части и авиацию в ярости. Реформа вашу мать: Макгрегор пришел в зоопарк и дал пощечину горилле».

«Дуг Макгрегор – головная боль, но это не делает его неправым. Серьезные люди воспринимают его всерьез», – говорит бригадный генерал в отставке Марк Киммитт.

Скептики утверждают, что дебаты Макгрегора и Макмастера – это спор о бюджете, и нагнетание мыслей о российской угрозе – годный способ заставить Конгресс не урезать бюджетные расходы на армию.

Но дискуссия ведет и к размышлению на более широкую тему – о том, какими вообще должны быть войны, которые ведет Вашингтон. Реформатор Макгрегор утверждает, что силами его «разведывательно-ударных групп», способных действовать без снабжения в течение 1–2 недель, можно разгромить противника и сделать это быстро. Вооруженные силы, состоящие из таких групп, не нуждаются в многочисленном поддерживающем персонале, и это то, чего хотят политики: сократить численность вооруженных сил и тратить на них меньше денег. Макмастер отвечает на это, что, во-первых, бои легко могут продлиться гораздо дольше, чем планировалось, а во-вторых, от армии требуется не только высадиться, победить и удалиться, – нужно еще и проводить постконфликтное урегулирование, а значит, требуется больше личного состава. У Макгрегора есть ответ и на это: если бы Вашингтон больше думал о ведении войны и победе в ней и меньше – о госстроительстве в чужих регионах, ему не потребовалась бы армия из многих сотен тысяч солдат.

Это ровно та проблема, с которой США столкнулись в Афганистане и Ираке, пишет Politico, где после выполнения боевых задач американская армия поддерживала свое присутствие недостаточными силами и тратила на это большое количество ресурсов.

Какая из двух позиций в конце концов одержит верх, пока сказать невозможно: с одной стороны, реформировать армию и отказываться от исправно работавшей (и работающей) системы тяжело, с другой – вооруженные силы находятся под постоянным давлением, связанным с сокращением бюджета. В любом случае, говорится в статье, споры на эту тему в Вашингтоне набирают силу: не меньше дюжины различных комиссий и рабочих групп изучают вопрос. Политики вряд ли оставят генералам решать судьбу армии, заключает Politico; остается только надеяться, что они не станут дожидаться, пока ее начнет решать Владимир Путин.
https://slon.ru/

Почему онкобольные все еще заканчивают жизнь самоубийством
Лодочник
kgfdtgdgf
Ученый-ядерщик Алексей Калагин, страдавший раком поджелудочной железы, покончил с собой на северо-востоке Москвы.

Вдова ученого Татьяна Калагина сообщила ТАСС, что ее 65-летний супруг не получал должного лечения в поликлинике, к которой он был приписан. По данным телеканала РЕН, Калагину не выписывали вовремя рецепты на обезболивающие препараты. О том, что он не может заглушить мучительную боль, которую ему причиняет раковое заболевание, ученый, по данным источников РЕН, написал в предсмертной записке.

Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова поручила Росздравонадзору провести проверку по факту самоубийства ученого-ядерщика.

В 2014 году проблема получения онкобольными качественных обезболивающих препаратов получила большой резонанс после того, как несколько человек, страдавших от рака, покончили с собой. Среди них был контр-адмирал Вячеслав Апанасенко. По словам его родственников, он решил совершить самоубийство после того, как его жена не смогла получить в поликлинике рецепт на обезболивающие препараты.
В декабре 2014 года Госдума приняла поправки к закону «О психотропных и наркотических веществах», которые должны облегчить доступ пациентов к обезболиванию. Обновленный закон вступит в силу 1 июля 2015 года.
Росздравнадзор в апреле 2015 году запустил «горячую линию» для приема обращений граждан о нарушении порядка назначения и выписки обезболивающих препаратов. За месяц на нее поступило около 300 обращений.

https://meduza.io

Как выиграть выборы по-научному
Лодочник
kgfdtgdgf
Голосуя за не самого привлекательного кандидата, избиратель может добиться наилучшего из возможных результата выборов

В задаче принятия политических решений есть один фундаментальный вопрос: «Всегда ли выгодно честно голосовать?»

Рассмотрим пример. Пусть есть всего три кандидата — a, b и c, и для трех избирателей предпочтения выглядят так: a > b > c, где a > b означает, что a предпочтительнее b. Пусть для еще двух избирателей имеет место b > c > a и еще для двух — c > b > a. Тогда при использовании процедуры относительного большинства голосов, если избиратели сообщают свои первые истинные предпочтения, тремя голосами будет выбран кандидат a, худший для четырех избирателей. Однако, если последняя группа проголосует за своего второго по предпочтительности кандидата, т.е. за b, 4-мя голосами будет выбран именно этот кандидат.

Этот эффект получения наилучшего для себя результата при голосовании с помощью неискренних предпочтений называется «манипулированием со стороны избирателя», иногда его также называют «стратегическим поведением».

В 1973 и 1974 году двое выдающихся американских ученых Марк Саттертуэйт и Алан Гиббард доказали теорему о том, что любая процедура принятия коллективных решений при наличии более двух альтернатив должна быть либо диктаторской, либо допускать манипулирование со стороны избирателя. То есть, в одном случае, чтобы не было манипулирования, мы должны довериться одному человеку и всегда во всем соглашаться с его решениями, а в другом, согласно этой теории, люди могут искажать свои предпочтения и добиваться лучшего для себя результата.

Существует процедура, которая в меньшей степени подвержена манипулированию. Это так называемая «процедура передачи голосов». В ней люди сообщают свои полные предпочтения относительно альтернатив. Каждый человек письменно указывает свои предпочтения, и можно посмотреть, есть ли альтернатива, которая получила большинство голосов. Если такой альтернативы нет, то тогда нужно смотреть, какая из альтернатив набрала меньшее число первых мест.

Ее необходимо убрать из списка, и передать ее голоса следующей в этом предпочтении альтернативе, и продолжать действовать таким образом, пока не появится альтернатива с большинством первых, вторых и т.д. мест.

Такая процедура манипулируема меньше всего. Конечно, это вовсе не значит, что завтра же необходимо поменять нашу избирательную систему и голосовать таким образом, но, например, при голосовании в советах директоров или на собрании акционеров новый способ может оказаться полезным. То, что процедура относительного большинства голосов, которая повсеместно используется в мажоритарных системах, плоха, известно с античных времен и это неоднократно обсуждалось. Но у нее есть очень большое преимущество — простота. Вы можете объяснить процедуру в течение двух минут любому человеку. Процедура передачи голосов информационно далеко не проста, и не каждый человек захочет воспринять, как она работает. Необходимо или безусловное доверие соответствующим избирательным институтам, или простота процедуры, чтобы ее можно было объяснить любому человеку.

Одна из самых главных проблем демократического процесса заключается в том, чтобы учесть не просто предпочтения избирателей, но и интенсивность этих предпочтений. Например, как можно учесть сильное предпочтение меньшинства избирателей по какому-то вопросу, если это мнение противоречит мнению большинства, которому на самом деле почти безразлично, как будет этот вопрос решен. Решение достигается путем манипулирования. Для того чтобы манипулировать, надо потратить время и усилия, чтобы понять точку зрения каждого участника голосования, и избиратели, у которых есть сильные стимулы к решению проблемы, найдут возможность провести такое изучение. В то же время избиратели, которые этих стимулов не имеют, естественно, тратить усилия на изучение предпочтений не станут. Изучение предпочтений позволяет меньшинству в этой ситуации манипулировать и добиваться выгодного для себя результата, т.е. позволяет активному меньшинству избежать тирании безразличного большинства.

В заключение сделаем два следующих замечания.

Замечание 1. Проблема обнаружения манипулирования со стороны участника голосования представляется весьма трудной задачей, поскольку, даже зная предпочтение, объявленное индивидуумом, трудно сделать вывод о том, является ли это предпочтение истинным или нет.

Замечание 2. Запрещение публикации опросов общественного мнения накануне выборов может приводить к тому, что выбор избирателей будет неадекватен их истинным предпочтениям. Чтобы обосновать это утверждение приведем следующий пример.

Пусть избиратели вновь поделены на группы А, Б, В и Г, численностью, соответственно, в 100, 60, 50 и 40 избирателей, и пусть рассматриваются четыре кандидата И, П, С, и М. Упорядочения кандидатов избирателями приведены ниже:

Группа А (100 избирателей): И > М > П > С

Группа Б (60 избирателей): М > П > С > И

Группа В (100 избирателей): С > М > П > И

Группа Г (40 избирателей): П > М > С > И

Если по результатам опроса общественного мнения установлено, что кандидаты И и М имеют наибольшую поддержку, то избиратели из группы Г, чей наиболее предпочтительный кандидат согласно опросу не имеет шансов быть избранным, могут во время голосования проголосовать за М (своего второго по предпочтительности кандидата). Тогда при использовании процедуры «относительное большинство голосов» М будет избран 110 голосами, а И наберет только 100 голосов. Заметим, что М является вторым по предпочтительности для 190 избирателей. Возможность манипулирования в этом примере показывает важность публикации результатов об опросах общественного мнения. Избиратели не примут решение о голосовании за своего второго по предпочтительности кандидата, если они не знают о предпочтениях других избирателей.

Зачастую на выборах избиратели голосуют за какого-то кандидата-экстремиста (в данном случае это может быть кандидат С) только в знак протеста против существующего правительства, и очень многие избиратели потом могут с удивлением обнаружить, что этот кандидат набрал большинство голосов, поскольку другие избиратели голосовали за него так же в знак протеста. Поэтому публикация опросов общественного мнения позволяет избирателю сориентироваться в предпочтениях других избирателей и, тем самым, помогает становлению структуры партий, корректно отражающих интересы всех групп и слоев населения.

http://www.forbes.ru/

?

Log in